Бесценный клад любви. Часть 1

Опубликовано: 20.10.2018

видео Бесценный клад любви. Часть 1

Песнь Возрождения 2236 – Нашёл Того о Ком душа, моя давно томилась

Не так давно я рассказывал, из чего складываются любовные отношения между двумя людьми. Из целой кучи разных штук, как оказалось. Ведь вроде бы любовь, а вот сходил любимый на сторону, и уже не любовь сразу, помидоры все завяли, и всё в прошедшем времени: я его так любила, а он такой недостойный оказался.



Или один любит, а другой – нет, и ничего уже толком не выходит, одни бессонные ночи и трагическое восприятие мироздания. Или некто полюбил сразу двух человек, вроде бы здорово, двойная любовь – двойное счастье, а он одного найти не может, мечется от одной любви к другой и никак не может определиться, где он любит немножко больше. И любимые, понятно дело, маются: ведь не только их любит, а еще кого-то, какую-то злыдню недостойную.


Ходир 10ппл, ХМ Бесценный клад

Но если две любви складываются в единое целое , и нам более-менее понятно, из чего они складываются, то вот из чего складывается любовь вообще , как человеческое чувство?! И это вопрос не столь простой, как может показаться, ибо очень вряд ли, что на небе сидит дядька с опрятной бородой, который мечет её, как икру, направо и налево, – что же ты, бог, так неаккуратно, а? Вряд ли также, что в синеве летают амуры и шалят, постреливая из своих амурных луков. Какая-то в этом беспомощность просматривается, не правда ли?


Lilies Jaroslav Evdokimov Ярослав Евдокимов Лилии

Также не очень понятно, почему любви приписывается столь уникальный и самобытный характер . Возьмите, к примеру, любое другое чувство, например, страх. И человек страсть как боится зеленых табуреток. Вряд ли бог прописал ему такое безобразие. Вряд ли амуры табуреточные постарались. Скорее всего, сам откуда-то этот страх сочинил, наработал. Может, его папа в детстве огрел пару раз зеленой табуреткой, а? «Хотел я, – как говорится в анекдоте, – осу с губы согнать, да только батя её веслом убил». И никакого бога. А как только про любовь, так сразу бог надобится. Зачем надобится, непонятно.

Вот, например, есть такой интересный любовный феномен: о козлолюбии по злой воле . Чем он отличается от ужаса перед зелеными табуретками? Да ничем вроде бы. И в первом случае какое-то недоразумение, и во втором. Только когда речь идет про табуретки, то эта проблема явно в тебе и никакой космос здесь не причем. А как только козлолюбие приключилось, так сразу или небеса виноваты, или сама любовь. Злая она, раз приходится всяких козлов любить. Плохая. Неправильная какая-то, нагрянула нежданно, напрыгнула и одесновала.

А вот вам ещё прекрасные образцы любовного переживания: любовь прошла , например. Типа, шла, шла, зашла и ушла. Причем уходит так быстро, что ойкнуть не успеваешь . Хлоп – и её нет! Куда делась, никто не спрашивал, никто даже не попытался искать? Вам не кажется все это, как минимум, очень подозрительным, что любовь может исчезать так мгновенно? И за одну секунду некогда великое и светлое чувство, лелеемое годами, вдруг перебирается в архив, на свалку истории личности. Вот тогда было хорошо, тогда любовь была, а теперь её больше нет. Сгинула, окаянная.

Вам известны и многие другие чувства. Допустим, что это чувство собственного достоинства. Откуда оно берется у людей, почему у одних людей его много, а у других – мало? И если отвечать просто, то потому, что одни люди совершали много поступков, очень достойных поступков, которые дают нам право уважать самих себя. Те же, кто не заботился об этом, выпивают пол-литра водки, а потом спрашивают: «Ты меня уважаешь?». У алкоголиков это – вопрос номер один, ибо с чувством собственного достоинства там очень плохо. Ну, а раз нет своего, приходится выклянчивать или даже требовать у других. Но и в том и в другом случаях у чувства собственного достоинства нет иррациональных или космологических толкований. Или ты совершал хорошие поступки, и оно у тебя есть, или совершал плохие или не совершал никаких вовсе, и его у тебя нет. Все просто.

С любовью все обстоит примерно так же. Все люди уникальны, и поэтому каждая любовь, – она тоже уникальна и неповторима. Все люди очень разные в морально-нравственном плане, в воспитании и привитых им ценностях, и поэтому ценностное отношение любви способно колебаться от сверхзначимого до незначительного и даже опасного чувства. Любовь, как и многие другие чувства (например, страх: нельзя захотеть чего-нибудь испугаться, даже если сильно хочется, – вы или боитесь этого, или нет), не возникает по желанию или по щучьему велению, и поэтому каждому человеку в какой-то мере страшно, что любовь никогда не придет в его дом. Все эти свойства объяснимы, подчинены психологическим законам и не имеют в себе ничего иррационального или религиозного, хотя и могут быть включены в религию или мифологию именно как иррациональные сущности. Это вопрос толкования. Милтон Эриксон брал человека за руку и после этого легко находил предмет, который был спрятан этим человеком. И он удивлялся, когда слышал о чтении мыслей и телепатии: какое чтение мыслей ? Я слежу за мелкими идеомоторными реакциями руки, – она или вздрагивает, или напрягается, или потеет. И мне этого вполне достаточно.

( Продолжение – «Любовь к себе» )

Вит Ценев ,

взято здесь

rss